+7 (812) 627-16-01
eng | ru
+7 (812) 627-16-01
11.02.2020

Мыс раздора

Дольщики в пятый раз пытаются обанкротить «Леонтьевский мыс». Компания заявляет о потребительском экстремизме.

Жилой комплекс «Леонтьевский мыс» рядом с Крестовским островом — один из знаковых петербургских элитных долгостроев. Его строительство началось еще в 2005 году, когда одноименная компания приобрела участок и должна была приступить к застройке территории бывшей городской свалки. Впрочем, на подготовку потребовалось почти 3 года.

В начале 2008 года девелопер все же вышел на стройплощадку и обещал сдать комплекс к 2011 году, но помешал кризис. Гендиректор компании Игорь Оноков даже попытался привлечь к достройке объекта «Дальпитерстрой», который возвел семь этажей одного из корпусов, но стройка встала опять.

В 2011 году ООО «Леонтьевский мыс» получило невозобновляемую кредитную линию на 4,2 млрд рублей от Северо–Западного регионального центра ВТБ на 5 лет. В качестве очередного ориентира для сдачи был назван IV квартал 2013 года, но и этот срок неоднократно сдвигался. И наконец в феврале 2017 года официально дом был введен. Впрочем, по наблюдению корреспондента «ДП», работы по доделке комплекса велись еще и в прошлом году.

Столь длительная задержка, естественно, вызвала у дольщиков логичное желание получить законную компенсацию. Всего, по данным ГАС «Правосудие», в городском суде рассматривалось 52 дела в отношении ООО «Леонтьевский мыс» плюс 15 дел в арбитражном суде. Обязательства компании только по уже открытым исполнительным производствам достигли 54 млн рублей. Притом что, по данным Федеральной налоговой службы, в 2018 году доходы «Леонтьевского мыса» составили 24 млн рублей.

Пятая попытка
Четырежды подавались иски о банкротстве ООО. Три раза суд отказывал в начале процедуры, один раз долг перекупило принадлежащее Игорю Онокову ООО «Меридиан». Нынешняя попытка также предпринята частным лицом. Сумма неудовлетворенных требований — 550 тыс. рублей. За последнее время к требованиям присоединились еще двое недовольных. Таким образом, это уже пятая попытка дольщиков обанкротить застройщика. В компании «Леонтьевский мыс» ситуацию с подачей исков о банкротстве назвали неприкрытым «потребительским экстремизмом», цель которого — нанести максимальный ущерб деловой репутации.

«Мы столкнулись с проявлением этого явления в самой неприглядной форме. На этапе приемки квартиры отдельными лицами намеренно на длительный срок затягивался процесс подписания акта приемки–передачи, выдвигались дополнительные требования, тем самым искусственно увеличивалась сумма неустойки. В итоге ситуация доходит до абсурда, когда истцы хотят получить компенсацию, равную или превышающую реальную стоимость купленной ими квартиры, и попросту заработать на этом», — говорит Игорь Оноков.

По его словам, в отдельных случаях в качестве способа давления на несговорчивого застройщика используется «тяжелая артиллерия» в виде исков о банкротстве. «Для заинтересованной стороны важен не результат, а процесс. Главная мотивация — создать максимум проблем застройщику. И чем известнее и успешнее компания, тем лучше», — добавляет он.

В компании заявляют, что она является финансово устойчивой. Однако, по данным СПАРК, почти 2 / 3 исполнительных производств завершилось ничем: приставы не смогли обнаружить у компании ни средств, ни имущества. Кроме того, в данный момент из–за налоговой задолженности у «Леонтьевского мыса» арестованы счета.

Дольщики имеют право
Адвокат Натэла Пономарева, управляющий партнер адвокатского бюро «Натэла Пономарева и партнеры», считает некорректным упрекать дольщиков. «Как показывает жизнь, застройщики очень часто нарушают сроки передачи квартиры, зафиксированные в договоре. При этом не все дольщики пользуются законным правом на взыскание неустойки с компании. И говорить о потребительском экстремизме в подавляющем большинстве случаев невозможно», — считает адвокат.

По ее словам, из–за задержки передачи квартир большинство дольщиков вынуждены нести дополнительное бремя: кому–то приходится дольше арендовать жилье, у кого–то в семье тяжелая ситуация, кто–то продолжает выплачивать ипотеку, а квартиры все нет. В совокупности, как отмечает Натэла Пономарева, эти обстоятельства причиняют дольщикам моральные страдания.

Шансов у недовольных дольщиков обанкротить компанию немного, говорят юристы. «Если истцы основывают свои требования на неустойках, банкротство введено не будет. Если же у дольщиков есть более существенные требования к застройщику (например, убытки в виде процентов по кредиту) и их сумма превышает 300 тыс. рублей, процедура несостоятельности может быть запущена», — говорит Максим Смирнов, юрист практики разрешения споров Rightmark Group.

Могут выжить, могут — нет
В целом, как говорят эксперты, подвешенное состояние, в котором сейчас пребывает «Леонтьевский мыс», не критично для компании. «Взыскатель может добиться ареста счетов, но не может препятствовать ведению предпринимательской деятельности. У должника остается право вести бизнес, например взаимодействуя с другими компаниями, когда они кредитуют ответчика, осуществляя за него платежи», — говорит Осип Румянцев, управляющий партнер адвокатского бюро «Румянцев Лигал».

Кроме того, приставы, ведущие исполнительные производства, могут быть весьма нерасторопными и арестовать не все счета. «Были случаи, когда компании после долгих судебных разбирательств, арестов счетов и протестов дольщиков все–таки возвращались на прежний уровень. Например, «Л1″ Павла Андреева, но это скорее исключение. Обычно происходит постепенное умирание», — резюмирует Андрей Тетыш, председатель совета директоров АРИН.

Источник:  Газета "Деловой Петербург"